МИГРАНТЫ ВМЕСТО РОССИЯН, ЛОПАТЫ ВМЕСТО «ИННОВАЦИЙ»

Андрей Стрелин 20.06.2021 12:57 | Экономика 75

Предлагая форсировать ввоз мигрантов для работы на стройках, вице-премьер Марат Хуснуллин в лучшем случае добросовестно заблуждается, а в худшем…

Эксперты подвергли сомнению расчёты, которыми оперируют в верхах для оправдания массового завоза гастарбайтеров на стройки

Правительство РФ изучает вопрос упрощенного ввоза мигрантов, сказал вице-премьер Марат Хуснуллин в интервью телеканалу RTVI. Причина — необходимость поддержки строительной отрасли («льготной ипотеки» и ураганного роста цен на студии в человейниках по окраинам городов, наверное, не хватает), и теперь за дело должны взяться мигранты.

Лукавые цифры зарплат и прибылей

Впрочем, вице-премьер объясняет необходимость завоза рабочей силы исключительно заботой о благополучии покупателей жилья. «У нас низкий уровень производительности труда, и мы вынуждены пользоваться мигрантами», говорит «начальник по стройке», тем более что мигранты, по словам вице-премьера, готовы трудиться по 12 часов в день за 50 тысяч рублей в месяц. Ну, а если отказаться от их труда, то покупателям квартир, по расчетам вице-премьера, придется платить больше, поскольку строительство подорожает как минимум на 12,5 процента.

Нехорошо сомневаться в словах и расчетах такого высокого руководителя, но, боюсь, помощники, готовившие цифры для начальника, немножко подвели вице премьера. Во всяком случае, из официальной отчетности, которую публикуют российские девелоперы, следует, что стоимость труда в цене новостройки совсем невелика. Зато велик рост годовой прибыли, размеры которой заставляют усомниться, а так ли нужна строительным олигархам привозная рабочая сила.

Вот, ПАО «ПИК СЗ» — как сказано на сайте корпорации, «крупнейший девелопер жилой недвижимости в России» — публикует аудированную консолидированную финансовую отчетность за 12 месяцев, закончившихся 31 декабря 2020 года, подготовленных в соответствии с МСФО»:

Общая выручка — плюс 35,5% (380,2 млрд рублей). Из общей выручки 77% пришлось на выручку от продажи недвижимости;

Выручка от продажи недвижимости — плюс 26,3% (294,6 млрд рублей);

Валовая рентабельность (маржа) увеличилась до 27,4% по сравнению с 27,0% в 2019 году; валовая рентабельность (маржа) от продажи объектов недвижимости, учтенных по исторической стоимости, составила 31,6%;

EBITDA — плюс 67,1% (112,0 млрд рублей), рентабельность по EBITDA выросла до 29,5% по сравнению с 23,9% в 2019 году.

Рост продаж, рост выручки, рост рентабельности… Но это еще не все. Познакомившись с полной версией консолидированной финансовой отчетности ПИК за 2020 год, мы найдем в ней замечательную строку: Заработная плата — 25,6 млрд. рублей (в 2019-м — 20,2 млрд рублей). Несложный расчет покажет долю ФОТ в общей выручке строительной корпорации — около 6,5%. Объясните, каким образом отказ от труда мигрантов увеличит продажную стоимость жилья на 12,5%, если весь зарплатный фонд корпорации составляет 6,5% от ее выручки? Что-то не так с арифметикой.

К слову, на одном из заседаний комиссии по вопросам ценообразования Общественного совета при Минстрое России приводились и такие данные: «В структуре прямых затрат на строительство жилищного объекта зарплата составляет 5%».

Да и кстати, насчет «зарплат в 50 тысяч» вице-премьер погорячился. Поиск вакансий по запросу «рабочий на стройке» предлагает зарплаты в 200-300 рублей в час — да, при работе по 12 часов в день, с одним выходным днем, можно заработать 50 тысяч, но…

«Получается, что вице-премьер публично признаёт практику 12 часового рабочего дня в РФ на стройке, при этом не критикует нарушение трудового законодательства, а рассуждает про себестоимость строительства. Это в 19 веке, в эпоху дикого капитализма и сверхэксплуатации, можно было так рассуждать, но в 21 веке, слышать такое просто неприемлемо, — говорит Валерий Шинкаренко, председатель комитета по производительности труда и занятости Ленинградского областной ТПП. —

Высокопоставленный чиновник, отвечающий за развитие строительного комплекса, признаёт низкую производительность труда, но даже не ставит задачи её повысить, не говоря уже о предложении конкретных мер. Предлагает завозить неограниченно трудовых мигрантов, то есть перекладывает все социальные затраты (медицинское обслуживание, обучение детей мигрантов, эпидемиологические риски и т.п.) на всё общество, а прибыль — родному строительному комплексу».

А велика ли эта прибыль? В качестве примера снова обратимся к официальным данным крупнейшего российского девелопера: по итогам 2020 года «чистая прибыль увеличилась на 91,7% и составила 86,5 млрд рублей». То есть чистая прибыль застройщика за карантинный кризисный год выросла почти вдвое. Вы точно уверены, что там нужна помощь? Да еще и трудом мигрантов?

Чем больше приезжает мигрантов, тем больше их нужно

Но вот что касается низкой «производительности труда» на российских предприятиях, то в этом вице-премьер прав, однако повышение этой производительности путем привлечения труда мигрантов невозможно. Так, во всяком случае, говорят результаты первого в России полноценного научного исследования магистранта НИУ ВШЭ Ирины Кушнир «Использование иностранной рабочей силы как фактора конкурентоспособности промышленных предприятий: сравнительный анализ России и стран ЕС», оценившего влияние низкоквалифицированной иностранной рабочей силы (ИРС) на деятельность российских предприятий. Обратим внимание, что при многолетней практике привлечения мигрантов в РФ, экономисты взялись за изучение этого вопроса совсем недавно, в 2018 году.

Выводы, сделанные в исследовании, заслуживают подробной цитаты:

1). Для российских предприятий прослеживается тенденция, что высокая доля низкоквалифицированного труда на предприятии стимулирует повышение доли ИРС, т.е. предприятия, которые не нуждаются в большом количестве высококвалифицированных сотрудников, нанимают иностранцев вместо коренных жителей для экономии на издержках.

2). Для российских предприятий подтверждается теория, что дешевизна ИРС воздерживает предприятия от развития технологий экономии труда и таким образом снижает вероятность проведения какой-либо инновационной деятельности.

3). Для российских предприятий привлечение ИРС в целом нейтрально и иногда негативно сказывается на их экономических показателях: снижает рентабельность активов, снижает темп роста выручки, не влияет на производительность одного сотрудника.

Таким образом, в разрезе трех исследуемых направлений (инновации, зарплаты, производительность) мы получили негативное влияние задействования ИРС на российских предприятиях обрабатывающей промышленности, пишут авторы исследования.

Особенно остро и негативно ИРС влияет на вероятность проведения каких-либо инноваций, что может быть не последней причиной отсутствия роста производительности предприятия. «Общая рекомендация для регулирования миграционной политики в России может быть сформулирована как развитие инструмента квотирования ИРС для регулирования задействования низкоквалифицированной ИРС на предприятиях», делают вывод эксперты НИУ ВШЭ.

Коротко ­— чем больше приезжает мигрантов, тем больше их нужно. Дешевизна труда мигрантов «воздерживает предприятия» от развития технологий экономии труда и снижает вероятность проведения какой-либо инновационной деятельности. То есть дыры в технологических цепочках затыкаются «мигрантами», и никаких «инноваций». Плюс компании действительно нанимают мигрантов, чтобы экономить на оплате труда местных работников.

Всё верно, соглашается Валерий Шинкаренко. И для того, чтобы переломить эту негативную тенденцию, если уж министры-капиталисты не готовы отказаться от труда мигрантов, чтобы компенсировать негативные последствия такой политики, нужно для начала разрешать использование иностранной рабочей силы только тем работодателям, которые активно участвуют в национальном проекте «Производительность труда». Но это только первый шаг на пути трансформации российского рынка труда в пользу самих россиян.

Сейчас на главной
Статьи по теме