Отключение интернета в России: когда ждать радикальных мер

Дмитрий Попов 20.11.2019 10:37 | Общество 27
Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм
Алексей Меринов/ инстаграм 
Ключевой момент не технологии, а степень раздражения народа.

Чтобы сдержать массовые протесты населения, захлестнувшие страну, власти Ирана отдали приказ полностью отключить интернет. В России, между тем, уже полмесяца как формально вступил в силу закон о суверенном Рунете. Возможен ли у нас иранский сценарий «технологического» подавления протестов, можно ли полностью заблокировать интернет и обезопасит ли это власть от народных выступлений, «МК» разбирался с экспертами.

В Иране, напомним, массовые протесты начались 15 ноября, когда вступило в силу распоряжение правительства о повышении цен на бензин в полтора раза — c 10 до 15 тысяч риалов (с 18,7 до 28 рублей). Также был введен лимит для личных автомобилей — 60 л в месяц можно купить по этой цене, все что сверх — вдвое дороже. Правительство на уступки протестующим (они, в том числе требовали отставки правительства) не пошло и обвинило в раскачке ситуации оппозицию и «иностранных врагов». В столкновениях уже погибли три десятка человек.

В качестве одной из мер по нейтрализации протестов, власти Ирана распорядились заблокировать интернет по всей стране. Полной блокировки не вышло, хотя активность пользователей упала до 7% от обычных показателей. По данным мониторинговой организации NetBlocks, также были перебои с мобильной связью.

По мнению экспертов «МК», такие меры, конечно, могут остановить распространение видео протестов, и несколько помочь силовикам в решении локальных задач, однако глобально ситуацию не меняют.

Например, Саркис Дарбинян, эксперт Центра цифровых прав, считает:

— Практика отключения интернета, к сожалению, все чаще проявляется в мировом опыте. Россия в этом плане не исключение. Мы первый шатдаун зафиксировали в Ингушетии (весной, во время разгона акции протеста против против Соглашения о закреплении границы с Чечней, был отключен интерент — авт.). Но, конечно, о том, что по всей стране отключат интернет в один день, говорить не приходится. Все таки у нас очень большое количество операторов связи, в отличие от Ирана, — около 5 тысяч выданных лицензий. Поэтому отключить интернет от Камчатки до Калининграда у нас вряд ли получится, да и ожидать этого не стоит.

— Но закон о суверенном интернете вступил в силу…

— По суверенному интернету тоже говорить рано. Не смотря на то, что закон вступил в силу с 1 ноября, технические средства на узлах операторов не стоят, нет инструкций по установке и работе этих средств. То есть пройдет еще год-два, до того момента, когда Роскомнадзор сможет централизованно управлять трафиком. Но даже и при таких раскладах это не будет отключение всего интернета. Скорее всего, при необходимости, будут точечные отключения — усилия будут направлены на блокировку отдельных ресурсов. Причем, оборудование позволяет осуществлять блокировку на определенное время или определенного региона.

— То есть в случае массовых протестов существует возможность заблокировать наиболее популярные сервисы для простого населения? Чтобы протестующие не могли делиться информацией и видео с протестов, как это, собственно, и было сделано в Иране?

— Даже сейчас можно отключить наиболее популярные сервисы и про стриминг и шеринг протестов можно забыть.

— То есть приглушить накал протеста можно, лишив граждан возможности общения в соцсетях?

— Конечно. Физически можно отключить базовые станции в районах протеста. И все. Люди лишены возможности делиться видео с мест.

 Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев считает, что в глобальном отключении сети вообще нет необходимости:

— Любое вмешательство будет приводить к дестабилизации по передаче трафика, это начнет затрагивать другие сервисы и проблемы будут нарастать как снежный ком, что создаст массу неудобств. Так, чтобы сеть совсем не работала, не получиться сделать. Поскольку сама структура интернета подразумевает отказоустойчивость всей сети в плане передачи трафика и гарантированную его доставку. Проблема со временем этой доставки.

— Локальное отключение в зоне протеста возможно?

— Локально вы можете создать трудности со связью где угодно. Это не сложно. Для примера — вы можете заблокировать отдельный компьютер в своей корпоративной сети. Вам не нужно для этого блокировать всю сеть. Здесь примерно та же самая история. Никому не нужно отключать все целиком и полностью, в Иране тоже не стали этого делать. Потому что слишком много жизнеобеспечивающих функций, в том числе и государственных, завязано на интернете.

Политолог Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий, уверен, что роль интернета как в организации протестов, так и в их подавлении, переоценена:

— Отключение интернета — это технология отчаяния. Это значит, что власть не может конкурировать в интернете с оппозицией. Если отключаешь, значит ты признаешь свою слабость. Смысла в этом тоже особо нет. Люди находят способ обойти ограничения. Тем более, что у нас ограничения значительно меньше, чем в том же Иране. Как пример можно привести заблокированный Телеграм, которым люди продолжают пользоваться. И, главное, — на интернете свет клином не сошелся. Гипертрофировать его роль я бы не стал. Если вы вспомните 1978-79 годы — в Иране были массовые протесты, Исламская революция, которая привела к власти духовенство. Организовались же. У нас был свой 1991 год без всякого интернета. Проблема на самом деле в том, почему люди выходят. Какой есть раздражитель. Если он не очень сильный, то блокировка связи в зоне протеста, наверное, может быть эффективной. Если же раздражитель сильный, значимый — то глушение только злит людей.

— То есть глушение может помочь силовикам решить только локальные задачи. Несколько упростить им работу непосредственно в момент протеста в конкретном месте?

— Да. Но опять таки… Даже это зависит от того, насколько люди реально раздражены. Ключевой момент — не технологии. Ключевые моменты — степень раздражения и массовость раздражения.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора