Отравление Навального не расследовано, но санкции за него введут. Какими они будут и почему их не избежать

Камилла Дадашова 10.06.2021 14:00 | Политика 64

2 июня США должны были объявить о новых санкциях против России за отравление Алексея Навального. Этого пока не произошло: предстоящая встреча с Владимиром Путиным, вероятно, заставила Джо Байдена перенести установленный законом дедлайн. Но в том или ином виде, пусть даже формальном, санкции будут введены. В ответ на них Москва традиционно обвинит Запад в бездоказательных обвинениях и отказе предоставить информацию о том, как в пробах оппозиционера был обнаружен «Новичок». Но главная проблема в другом — спустя почти год после отравления Навального это преступление никто не расследует.

Чем грозят России июньские санкции США?

2 июня Джо Байден должен был ввести второй этап санкций за отравление Алексея Навального. Дедлайн был продиктован американским законом о контроле над химическим оружием. Он предполагает два этапа санкций. Первый был введен против России 2 марта 2021 года, а второй по закону должен последовать через 90 дней, если нарушитель не признал вину и не гарантировал, что нарушение не повторится.

При введении санкций второго этапа президент США обязан ввести три меры из шести по списку, приведенному в законе. В числе вариантов есть и чувствительные, и опасные для российской экономики — например, полный запрет для инвесторов на работу с российским госдолгом, полная приостановка дипломатических контактов и запрет на полеты в США «Аэрофлота».

В преддверии саммита с Владимиром Путиным в Женеве 16 июня Байден мог отложить введение санкций — американцы не заинтересованы в том, чтобы сорвать встречу или поставить ее под угрозу какими-то радикальными мерами, предполагает программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев. При этом саммит не стоит считать «домиком», в котором можно спрятаться: администрация Байдена может и решить выходить на встречу с позиции силы, добавляет он.

Теоретически президент не может двигать дедлайн, установленный законом, — но на практике законодательство трактуется гибко: например, Дональд Трамп ввел санкции второго этапа по делу Скрипалей не через три месяца, а через год после первого, напоминает Тимофеев. В случае переноса санкций Белому дому, правда, вероятно, придется отвечать на вопросы Конгресса о том, почему закон не исполняется.

При введении конкретных санкционных мер закон дает Байдену значительную свободу выбора — от самых жестких санкций до формальных. Если саммит пройдет успешно, санкции могут оказаться относительно незначительными, допускает Тимофеев. Вероятность сценария с «драконовскими» санкциями низка, если не случится какой-то новый кризис с «неадекватными политическими событиями» — таких поводов пока нет, считает эксперт. Как не ожидается и новостей по поводу отравления Навального, с которым связаны санкции.

Кто расследует отравление?

Никто. Полноценное уголовное расследование отравления может провести только Россия — как технически, так и юридически. Речь идет о покушении на убийство российского гражданина, которое было совершено на территории России, скорее всего, российскими гражданами. С уголовно-правовой точки зрения — это внутреннее российское дело, пояснял «Би-би-си» доцент департамента международного права Высшей школы экономики Глеб Богуш. Из этого правила есть исключения, предполагающие международные уголовные расследования, — это преступления против человечности, военные преступления. Но случай Навального к ним не относится.

Российские правоохранительные и следственные органы отказались возбуждать уголовное дело об отравлении Навального. По их версии, никакого отравления не было. Российские медики не нашли в организме оппозиционера ядов. И полиция, и Следственный комитет не увидели в том, что случилось с Навальным, признаков преступления и отказали в возбуждении уголовного дела. Юристы Навального пытаются оспорить это решение в судах, но безрезультатно.

В конце прошлого года тему закрыл Владимир Путин: «Если человек чуть не умер, это не значит, что нужно по любому случаю открывать уголовное дело».

Германия, где лечился Алексей Навальный, официальных следственных действий не вела. Но по просьбе клиники «Шарите» спецлаборатория Бундесвера провела токсикологический анализ проб Навального и, как заявил 2 сентября представитель правительства Германии Штеффен Зайберт, с несомненной достоверностью обнаружила следы вещества группы «Новичок». Позднее Die Zeit со ссылкой на это же исследование утверждала, что Навального отравили неизвестным, более смертельным вариантом «Новичка», который мог быть доступен только спецслужбам.

После этого по запросу немецкого правительства исследование анализов провели еще две независимые, но аккредитованные при ОЗХО лаборатории во Франции и Швеции, а также эксперты ОЗХО. Обе лаборатории подтвердили наличие в пробах Навального вещества из группы «Новичок». ОЗХО заявила, что нашла следы вещества, аналогичного «Новичкам».

Несмотря на это, правоохранительные органы ФРГ не могли возбудить уголовное дело. Среди причин эксперты называли то, что преступление произошло не на территории Германии и при этом не относится к категории военных преступлений.

Главными основаниями для решения властей Евросоюза о введении санкций против России были результаты анализа проб Навального, показавшие наличие «Новичка», и тот факт, что Москва отказалась проводить расследование — это, по мнению Германии и Франции, указывает на причастность к отравлению российских властей.

Проводила ли расследование главная уполномоченная международная организация — ОЗХО?

Согласно Международной конвенции о запрещении химического оружия (Россия является ее полноправной участницей), ОЗХО имеет все полномочия для расследования нарушений конвенции, хотя и не может действовать самостоятельно — без запроса государств-участников конвенции.

Но фактически реальная работа ОЗХО свелась к тому, что организация по запросу Германии проверила пробы из организма Навального. В отчете об итогах проверки говорилось, что в пробах установлены «вещества, аналогичные по составу описанным в списках 1.A.14 и 1.A.15 в Приложении к Конвенции о запрещении химического оружия». Под этими пунктами в списках запрещенных веществ ОЗХО значатся формулы веществ, известных как А-232, А-234 и А-242 — то есть фосфорорганические яды группы «Новичок». Они были включены в документы ОЗХО после отравления Сергея Скрипаля и его дочери.

Россия в октябре 2020 года также обратилась в ОЗХО с просьбой о техническом содействии «в прояснении весьма неоднозначных обстоятельств декларируемого Берлином и его евроатлантическими союзниками “отравления” А. Навального».

ОЗХО подтвердила, что готова такое содействие оказать. Но дальше между сторонами возникли разногласия, на обсуждение которых ушло два с половиной месяца. Переписку между российским представителем при ОЗХО и генеральным директором ОЗХО можно почитать здесь.

Россия настаивала на том, что раз она просит оказать содействие, то ей и определять, в чем это содействие должно состоять. Пусть специалисты ОЗХО приедут, поделятся своими результатами с российскими специалистами, а потом они все вместе проведут исследование забранного в Омске биоматериала Навального в российской лаборатории.

ОЗХО настаивала на том, что ее сотрудники должны пользоваться таким же объемом полномочий, «привилегий и иммунитетов», каким они пользовались в ходе аналогичных миссий в Великобритании (после покушения на Скрипалей) и в Германии (после покушения на Навального). В частности, ОЗХО сама решает, кого опрашивать, какие документы запрашивать и в какие лаборатории направить биоматериал на исследование.

В итоге российский постоянный представитель при ОЗХО назвал условия организации неприемлемыми и признал, что «с учетом столь пренебрежительного отношения к нашим изначальным предложениям потребность в такой миссии уже не выглядит очевидной».

The Bell направил в ОЗХО запрос, но пока не получил ответа.

Почему Запад не хочет предоставить России доказательства отравления?

Объясняя отсутствие уголовного дела в России, Кремль приводит главный аргумент: в анализах, взятых у Навального в омской больнице, никаких ядов не было, а без материалов из Германии завести уголовное дело якобы невозможно (юридический разбор спора можно почитать здесь).

Несмотря на официальную уверенность в том, что Навальный был отравлен, «предоставить доказательства» этого — прежде всего формулу найденного у Навального яда — Германия и другие европейские страны отказываются. Даже результаты исследования ОЗХО, проведенного по просьбе Германии, были обнародованы в усеченном варианте, без подробностей, что возмутило российский МИД.

В институте фармакологии Бундесвера, обнаружившем в пробах Навального «Новичок», объяснили отказ предоставить детальные сведения так: «Дополнительная информация о результатах исследований может позволить сделать выводы о конкретных навыках и знаниях Бундесвера в отношении соответствующих веществ. В столь чувствительной сфере это недопустимо по соображениям безопасности и интересов ФРГ».

The Bell спросил у европейских экспертов по химическому оружию, насколько обоснован этот ответ. «Германия нашла “Новичок”. Но что, если там был не только он? — ответил бывший эксперт ОЗХО Марк-Михаэль Блум. — Сведения о том, какой химикат был обнаружен, а какой нет, являются существенными — Германия, возможно, не захотела делиться ими с Россией». Почетный профессор экологической токсикологии университета Лидса Аластер Хей допустил, что в случае раскрытия методов исследования Бундесвера те, кто применил «Новичок», могли бы воспользоваться этой информацией и в следующий раз применить другое вещество, которое уже не удастся обнаружить.

«Формула “Новичка” в деле Навального не внесена в список №1 Конвенции о химическом оружии [перечень химических соединений, используемых преимущественно как химоружие]… — добавил Хей. — Возможно, страны не хотят афишировать структуру соединения до тех пор, пока его не внесут в список №1. После этого все члены ОЗХО обязаны проинформировать организацию о любом количестве [вещества], которым они располагают, даже только для калибровки приборов».

Блум напоминает: в 2018 году, когда ОЗХО расследовала применение «Новичка» в британском Солсбери (покушение на Сергея и Юлию Скрипалей), доступ к секретному докладу, где содержалась и формула вещества, получили все страны-члены ОЗХО. А потом, по сообщениям прессы, топ-менеджер ныне разорившейся финтех-компании Wirecard Ян Марсалек хвастался этими документами перед лондонскими брокерами. «С точки зрения нераспространения это настоящий кошмар. Возможно, Германия хочет избежать его повторения», — заключает эксперт.

Наконец, есть еще один аргумент, который приводило и правительство Германии в ответ на депутатские запросы: у России есть и биоматериал Навального, и аккредитованные при ОЗХО лаборатории, которые могут самостоятельно прийти к тем же результатам, что и пять зарубежных лабораторий.

А может, неопровержимых доказательств просто нет?

О нежелании Запада делиться доказательствами сказано так много, что сомнение вызывает само наличие доказательств. The Bell спросил экспертов, насколько однозначными должны быть результаты лабораторных исследований в случае отравления «Новичком» — вдруг там только «следы», которые можно интерпретировать по-разному?

Вил Мирзаянов

Бывший сотрудник ГосНИИОХТ, публиковавший формулы «Новичка»

— Современные методы позволяют идентифицировать микроконцентрации отравляющих веществ. Так что с этим нет особых проблем, тем более после включения «Новичков» в список контролируемых Конвенцией о запрещении химоружия отравляющих веществ.

Аластер Хэй

Почетный профессор экологической токсикологии университета Лидса, эксперт ОЗХО

— Когда у вас в библиотеке уже есть формулы «Новичков», остается только сопоставить анализируемый образец с образцами из библиотеки. В случае с Навальным это точно был «Новичок».

Марк-Михаэль Блум

Бывший эксперт ОЗХО

— Это не угадайка — формулу вещества можно вывести с помощью экспериментальных данных.

Какие санкции за отравление Навального уже наложены на Россию?

Существенных — почти никаких. США и Евросоюз наложили санкции на силовиков и кремлевских чиновников, у которых, скорее всего, нет за границей никаких активов, а свободный выезд из России им и так давно заказан: на руководителей ФСБ, Следственного комитета, Росгвардии и т. п. Наложены санкции и на организации: ФСБ, ГРУ, на институт, где разрабатывался «Новичок», и т. п. В число наказанных также попали «Петров и Боширов»: офицеры ГРУ Александр Мишкин и Анатолий Чепига, якобы причастные к отравлению Скрипалей в Великобритании и, возможно, к взрыву складов с оружием в Чехии. Представителей бизнеса в санкционном списке нет.

У США для санкций за использование химического оружия — отдельный регламент: он определяется законом об уничтожении и контроле над химическим и биологическим оружием (CBW Act) от 1991 года. Тот предполагает санкции в два этапа — первый сразу после нарушения, второй — через три месяца, если нарушитель не признает вину и не гарантирует, что применение химического оружия не повторится. Меры, которые должны быть приняты против нарушителя, четко определены законом.

Санкции первого этапа (прекращение помощи и госкредитов США, запрет на поставки и финансирование поставок оружия и запрет на экспорт стране технологий, связанных с национальной безопасностью США) были введены в марте 2021 года. Они серьезного ущерба России не нанесли — все перечисленное и до этого было либо под запретом, либо приостановлено.

2 июня против России должен быть введен второй раунд санкций. На этом этапе закон обязывает президента США выбрать три меры из шести перечисленных в CBW Act:

  • запрет на кредитование госструктур нарушителя американскими банками (в этом пункте прячется возможный полный запрет на работу с российским госдолгом);
  • запрет на посадку в США государственных авиакомпаний страны-нарушителя;
  • снижение уровня или приостановка дипломатических контактов;
  • запрет на экспорт любых товаров или услуг, кроме продовольствия;
  • запрет на импорт любых товаров или услуг, кроме продовольствия;
  • отказ США от поддержки финансирования страны международными банковскими институтами.

После объявленного отравления Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании в 2018 году Россия однажды уже проходила этот путь. Но тогда администрация Дональда Трампа на первом этапе, в августе 2019 года, обусловила пакет санкций таким количеством исключений, что они свелись к запрету на продажу в Россию товаров, связанных с национальной безопасностью. А на втором — Трамп выбрал три максимально мягкие меры из шести.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю